В. Паничерский: Люди-важный актив «Agrogled»-а

В. Паничерский: Люди-важный актив «Agrogled»-а

Компания «Agrogled», входящая в агрохолдинг «Vest-Resurs», является крупнейшим арендатором сельхозугодий Юга Молдовы. Из года в год она обрабатывает земельные квоты, принадлежащие 6 тысячам собственников.  Как компания завоевала доверие арендодателей, почему ее руководство инвестируют огромные средства в современную технику и какова причина того, что комбайнеры даже не думают уезжать на заработки,- рассказал генеральный директор предприятия Вячеслав Паничерский.

 — Вячеслав Иванович, компании «Agrogled» скоро двадцать лет. Оглядывась назад: то, что задумывалось в 1999 году, в какой степени удалось реализовать?

— Действительно, в 1999 году «Agrogled» создавался как многопрофильное сельхозпредпритие. Наши учредители уже тогда поставили перед ним стратегическую цель: обеспечить постоянный рост. И нужно отметить, что год от года мы расширяемся: увеличивается площадь обрабатываемых сельхозугодий, растет доля собственных земель, мы постоянно внедряем новые технологии, обновляем парк техники. Все это естественным образом ведет к тому, что мы создаем все больше и больше рабочих мест в тех населенных пунктах, где присутствует наша комания.

— Вы работаете исключительно  на собственной земле или используете землю квотчиков? 

— На сегодняшний день мы обрабатываем более 10 тысяч га, из них около 20% — собственная земля, остальные сельхозугодия — собственность наших арендодателей. Их очень много – свыше 6 тысяч человек.  Каждый из них для нас очень важен. Поэтому и отношения с ними мы выстраиваем самым корректным образом.  Люди знают: если «Agrogled» взял на себя обязательства – они в любом случае будут выполнены.

— Чтобы 6 тыс. человек отдали свои землю именно Вашей компании  одних обещаний мало. Чем «Agrogled» их привлекаете? 

— На самом деле была проведена многолетняя комплексная работа. Причем, не в одном населенном пункте, ведь сегодня мы работаем сразу в пяти  — Тараклии, Кортене, Новоселовке, Алуате и Казаклии.

Сейчас об этом уже подзабыли, но в конце 90-х  даже такого понятия как «арендная плата» не существовало.  Тогда колхозы и совхозы доживали свои последние дни и в отрасли царил настоящий хаос, жертвами которого были рядовые владельцы земли. Их квотами пользовались, а люди в обмен практически ничего не получали.

И пусть это прозвучит нескромно,  но именно с появлением нашей компании, по крайней мере, в Тараклийском районе,  ситуация начала меняться. Мы им предложили четкие условия, и не на словах, а на бумаге. Теперь люди знают, что у них есть контракт, в котором ясно прописано, что они получат за аренду принадлежащей им земли.

А во-вторых, мы всегда, выполняем обязательства. Подчеркиваю, всегда. Поэтому совокупность четких правил и сбывшихся ожиданий дало кумулятивный эффект – нашему предприятию стали доверять. И это очень важный, пусть и не материальный, актив «Agrogled»-а – устойчивые отношения с арендодателями. Люди видят: земля приносит им реальный, увеличивающийся доход.

— Убедительнее всего выглядят цифры. Каковы они?

Арендная плата напрямую зависит от урожайности: если на рубеже 2000-х годов мы собирали около 40 центнеров с гектара, то сейчас значительно больше –порядка 60-70. При этом в контракте четко зафиксирован размер арендной платы  — 15%. Несложно посчитать, что натуральные доходы от владения землей у квотчиков выросли в полтора раза.

Хотелось бы обратить внимание на один важный аспект: надо понимать, что рост урожайности является следствием применения современной техники, новых технологий, усовершеннствованных методов работы. Все это стоит денег, и немалых. Но в этом и состоит стратегия нашей комании- мы эти затраты не перекладываем на плечи владельцев земли. Это происходит за счет наших внутренних ресурсов.

— Вячеслав Иванович, понятно, что 6 тысяч квотчиков не появились в один день. Что стало переломным моментом, который привел этих людей в «Agrogled»? Ведь и 15 лет назад, и сегодня у них есть альтернатива – другие предпрития, те же «сельхозлидеры».

В 2006 году Молдову поразила катастрофическая засуха. Урожай погиб. Если смотреть с точки зрения контрактных обязательств, то арендная плата в 15% от 0 центнеров с гектара означала, что наши арендодатели не получат ничего.

Но наши акционеры поступили против экономической логики. Они закупили зерно в России и распределили его среди квотчиков. В деньгах они, конечно, понесли существенные убытки. Мало того, что урожая не было, так еще пришлось нести дополнительные затраты. Зато именно в тот год, когда все вокруг оправдывались форс-мажорными обстоятельствами, стало ясно: кто пришел надолго и всерьез, а кто рассматривал людей лишь как способ использовать их землю.

Этот показательный случай сыграл существенную роль, но  все же не главную. На самом деле люди видят: сотрудничество с нами для них выгодно. Им нравится предлагаемая компанией схема, когда арендная плата напрямую зависит от урожайности. Они знают: мы сделаем все, чтобы валовый сбор был максимально большим.

Кроме того, не забывайте, что в наших краях отлично работает сарафанное радио. Люди сравнивают результаты и делают выводы. А я могу со знанием дела утверждать – на юге Молдовы нет предприятия, чьи результаты лучше наших.

А наши результаты –это следствие постоянной работы над собой. В начале нашего разговора я говорил – компания изначально нацеливалась на рост. И все эти годы мы об этом не забываем: регулярно перенимаем опыт, в том числе и европейский. Применяем агрегаты – комбайны, трактора – лучших мировых производителей. И главное, наши сотрудники постоянно совершенствуются, приобретают новый опыт и знания, чтобы, не откладывая, применять их на практике.

— Нацеленность на результат – это такая бизнес-стратегия или необходимость выживания из-за конкуренции?  «Agrogled» — лидер, как по количественным, так и качественным показателям, обладает весьма серьезной клиентской базой, за ним 6 тысяч лояльных владельцев земли. Может пора почивать на лаврах? 

—  Жизнь не стоит на месте, а ситуация в сельском хозяйстве развивается динамично.  Да, у нас мощная и современная техника, высококвалифицированные специалисты. Но в отрасли появляются новые игроки, новые хозяйства, которым нужна сырьевая база, то есть земля.

Аграрный бизнес весьма специфический – здесь производственный цикл очень длинный.  С землей надо работать не год и не два, чтобы получить хороший урожай. Нужно применять современные технологии, удобрения — все это требует вложений.  И только потом можно рассчитывать на результат.

Так что расслабляться и почивать на лаврах не получится. Приходится ежедневно работать, чтобы не упустить сроки, которые в сельском хозяйстве критически важны.  Только так мы можем доказать, что мы были и остаемся лидерами, на которого все остальные хозяйства ориентируются.

Плюс мы не забываем посматривать по сторонам, ведь появляются новые предприятия, которым удается привлечь инвестиции. Они развиваются, закупают технику, но им еще предстоит приобрести то, что у нас уже есть – доверие людей.

Поэтому расслабляться мы не намерены – имя долго, годами, зарабатывается, а теряется быстро. Глазом не успеешь моргнуть как появится что-то новое, молодое, перспективное – так что мы должны соотвествовать в любой момент новым вызовам, которые появляются перед компанией.

— Юг Молдовы – это традиционная зона виноградарства…

У нас около 520 гектаров виноградника. Мы начали закладывать плантации с 2008 года и взялись за это дело основательно: используем  немецкие и итальянские сорта, которые на сегодняшний день вступили в период плодоношения и дают неплохой урожай.
Только в виноградарстве у нас занято  более 200 человек. Это жители 6-7 сел, для которых ежедневно организуется транспорт к месту работу. Это значительное количество рабочих мест, особенно с учетом того, что мы максимально полно используем технику — культиваторы, чеканочные машины, немецкие опрыскиватели

Если вы помните, раньше между виноградными кустами надо было прошевать – сейчас у нас такого нет, этой операцией занят культиватор. Мы используем чеканочную машину, чтобы освободить виноградник от побегов, которые его загущают. Другими словами, максимально используем машинный труд –это позволяет решить сразу две задачи: удешевляет работу и увеличивает производительность.

— Как удается компании, несмотря на то, что она работает в зоне рискованного земледелия, увеличивать посевные площади, приобретать дорогостоящую сельхозтехнику и инвестировать в закладку плантаций виноградников? Ведь это огромные вложения. 

По сути есть только два источника инвестиций. Это или банковский кредит, или вливания идут по линии нашего холдинга «Vest-Resurs», структурным подразделением которого мы являемся. Именно благодаря работе центрального офиса, который выстраивает грамотную финансовую стратегию, мы смогли посадить виноградник.

Чтобы был понятен масштаб, приведу несколько цифр: один (!) гектар виноградника – от саженца до тычки –обходится в 15 тысяч евро. И в эту цифру не заложена стоимость техники. При этом урожай мы можем собирать с четвертого года, а до этого только вкладываем в различные агротехнические мероприятия (защита, обрезка, чеканка), которые в итоге выливаются в кругленькую сумму.
Так что результаты, которые показывает «Agrogled», зависят не только от того как сработают те, кто задействован в поле, но и людей, которые просчитывают экономическую целесообразность инвестиций. Итоги такого взаимовыгодного симбиоза однозначно демонстрируют, что путь выбран верный.

-Несмотря на всю задействованную технику, объем работы требует людских ресурсов. Как строится кадровая политика компании? Какие приоритеты Вы ставите, когда берете людей на работу?

— Кадровая политика – это приоритет нашего учредителя. И он делает ставку на молодых специалистов. Чтобы не быть голословным, скажу: сегодня у нас средний возраст по компании 38-39 лет.  Это специалисты, агрономы, механизаторы, которые работают на очень мощной технике. Мы постоянно заняты поиском перспективных работников. Мы не упускаем ни одной возможности, чтобы познакомиться с ними. Например, в этом году у нас проходили практику 10 студентов Светловского колледжа. Мы наладили отношения и с кишиневскими ВУЗами, руководство которых знает, что мы никогда не отказываем, если есть желание пройти производственную практику.

Наш интерес понятен – чем больше выбор, тем проще найти перспективного специалиста, который принесет пользу компании. Поэтому несмотря на то, что команда у нас в целом сформирована, в ней всегда найдется место молодым, да дерзким. Хотя бы потому, что иногда и заслуженных специалистов нужно подстегивать, чтобы понимали: им наступают на пятки (смеется)

— Многие работодатели жалуются: сложно удержать квалифицированные кадры. Посулят человеку – и через неделю он уже в России на заработках. Ценят ли в Тараклии, в селах, где вы присутствуете, постоянное рабочее место и стабильный доход?

-Если говорить о специалистах, в том числе и о механизаторах, которые сегодня участвуют в уборочной кампании, работают  на современной технике, то их доходы сопоставимы с московскими заработками – они доходят до 20 тысяч леев. Если человек готов трудиться, мы обеспечиваем ему фронт работы, позволяющий рассчитывать на приличную сумму по итогам жатвы. Не стоит забывать – наша техника –это не «Нива», а немецкие комбайны, где выставил настройки и работай- обеспечивай качество и количество. На такой технике можно в день убирать не менее 20 гектаров.

Так что наши механизаторы на собственном опыте давно поняли – и не уезжая из дома, можно прилично зарабатывать. Повторюсь, сегодня у нас нет проблем со специалистами. Сформирована определенная ячейка, например, механизаторов – около 30 человек. Они уже много лет работают, получают отличные  результаты, хорошую заработную плату. Они довольны.

— Как складываются ваши отношения с администрациями тех населенных пунктов, где вы присутствуете? Ведь «Аgrogled», обрабатывая 10 тысяч га, является крупнейшим работодателем, землепользователем и налогоплательщиком Тараклийского района… 

— Так как мы работаем с несколькими селами, мы знакомы с ситуацией в них непонаслышке. Администрациям этих населенных пунктов действительно непросто – из-за оттока людей сокращаются налоговые поступления. Поэтому примарам сложно работать – порой в сельской казне нет денег даже на вывоз мусора, не говоря уже о ремонте улиц. Это очень большие затраты для них.

Поэтому они часто обращаются к нам за помощью и мы стараемся им помочь в решении проблем. Там, где присутствует компания, мы занимаемся благоустройством. С помощью нашей техники, грейдера, мы выравниваем улицы, там где нет асфальта. Аналогичные работы мы проводим на проселочных дорогах, которые ведут к полям. Это очень существенная помощь для сельчан, ведь дорогами пользуются все.  И такие мероприятия мы проводим регулярно – под эти целы у нас зарезервирован определенный бюджет. Нас никто не обязывает нести эти затраты, но мы считаем, что должны делать окружающий мир комфортнее и удобнее.

— Знаю, что компания предпочитает не афишировать оказываемую ею помощь. И для многих становится новостью, когда выясняется кому и как «Agrogled» помог…

Мы с самого начала решили не афишировать подобного рода помощь. Важен ведь результат, то есть оказание самой помощи.  Так, вместе с примэрией Тараклии мы выработали опеределенный механизм – совместно с городскими властями мы стараемся помочь, если возникает такая необходимость, при лечении наших квотчиков.

— Плавно вернулись к основе основ – квотчикам. В контракте написано – 15% от урожайности  —  имеется ввиду выплата натурой или можно получить расчет деньгами? 

— В контракте указаны 15% от урожайности, соответственно, речь идет о выплате сельхозпродуктами. Должен сказать, что при желании, человек, обратившись в пункты выдачи, может попросить, чтобы его рассчитали деньгими. И уже  на следующий день  он их получит.

— Хочу спросить не как руководителя, а как человека, который повидал немало человеских историй, связанных с сельскими хозяйством. Из 6 тыс квотчиков, не будь вашего предприятия, сколько сами бы обрабатывали свою землю, а сколько бы беспомощно подняли руки от отчаяния? 

— Земля сама по себе не ценность. Она становится такой, когда есть возможность ее обрабатывать – используя современные технологии, мощную технику,  передовые знания.  И если земля есть, а второго условия нет, что повторится то, что я видел в селе Андрушка Кагулского района, где приходилось бывать по долгу службы. Там люди практически сами обрабатывают землю — квоты по 2-3 га. Вот там я воочию видел как они страдают, как измучены. Они тратят 10 леев, а не могут на выходе получить и 2.  В результате – никакого дохода, только моральные и физические мучения. Это картину сложно стереть из памяти.

— Вы считаете компанию открытой? Обычному квотчику сложно достучаться до генерального директора сельхозгиганта?

Всегда есть недовольные теми или иными решениями. Важно понять насколько обоснованы претензии в каждом конкретном случае. Поэтому я не упускаю возможности дважды в день приехать в пункты выдачи арендной платы. Это отличная возможность поговорить с квотчиками и проверить работу сотрудников. Кстати, также поступает и учредитель – он всегда готов услышать людей, ответить на их вопросы, учесть их мнение. В нашей компании не принято прятаться за спины друг друга. Мы всегда смотрим в глаза людям.